Lasciate ogni speranza voi ch'entrate.(с)
В доме темно. Шорохи, скрипы
сводят с ума.
Кончился день... Не имеют значения цифры.
На лепестки.. рассыпался макрт.



Зачем я это сделал?
Я хотел оборвать все возможные пути назад, перекрыть их. Хотел сделать так, чтобы у меня не было возможности вернуться. Не было шанса. Даже вероятности.
Я знал. Что этим жестом я поставлю барьер в первую очередь с твоей стороны. Барьер, от меня не зависящий. Который будет сильнее меня. Несмотря на то, что после таких поступков я сам себе не позволяю возвращаться.
Я всегда возвращаюсь. Всегда возвращаюсь назад. Это мое постоянное движение во времени.
И, предугадывая это, я люблю ломать огромное количество дров за своей спиной, пока уверенно или нет, иду вперед. Чтобы потом это пространство было заполнено кучей хлама или морем опилок. Не оглядываться назад.
Чайник кипит. Капля из крана
медленно, медленно, медленно падает вниз.

Мне не долго удается не оглядываться назад.
У меня дома было очень много вещей, напоминавших о старой жизни. В частности, посуда, связанная с чем-то важным.
Она разбилась вся.
Голос дрожит. Хлопнула дверь.
Это ветер.

У меня отличная реакция. Девять падающих стаканов из десяти я поймаю.
Я смотрел, как разбивается последний стакан и понимал, что точка невозврата пройдена.
Подсознательно или нет, я часто делаю такие вещи.
Но я забываю. Что сколько бы барьеров я себе ни нагородил. Если я хочу вернуться — я возвращаюсь. Я обхожу свои же ловушки, сам себя же не слушаю. И делаю все снова и заново. Наоборот и наизнанку.
И всегда слишком мощно.
Держась за края, до размеров Вселенной сужая зрачки.

Я забываю. Что есть я. Что мои собственные мысли никогда не дадут мне покоя.
Восстановление занимает долгое время.


Что я могу изменить, направляемый собственной тенью?

Почему я продолжаю говорить с тобой?
Почему я продолжаю это. Именно с тобой. Именно так. Почему...
Давным-давно предупрежденный о том, что, начиная обратный отсчет,
Любой имеющий в доме ружье приравнивается к Курту Кобейну.
Любой умеющий читать между строк
обречен иметь в доме ружье.

Раньше было иначе. Имело другую форму.
Раньше это были дневники. Потом письма.
"Дневники ведут только одинокие люди". Частично, да. Настоящие глубокие исповеди выходят лишь из-под рук, отчасти, одиноких людей. Это очень замкнутые в себе люди. Очень чувствительные и закрытые люди. Люди, которым не с кем поговорить. Люди, которые знают, что не могут сказать то, что хотят. Не позволяют себе этого.
Отношусь ли я только к последним? Это никогда не будет чем-то четко определенным.

Восстановление занимает долгое время.
Слишком много друг на друга нанесено было ран. Некоторые из них не затянутся никогда.

@музыка: Сплин — Пой мне еще.

@темы: тяжелые облака, орбиты отчужденности, лишь в приделах своего разума я могу быть бесконечным, Ты слушаешь?, Твари не ходят в белом.